09 сентября 2014

Построение решений в работе с парами

Автор - Эллиотт Конни. Перевод - Александра Павловская
Solution building with couples: A solution-focused approach – “The most amazing thing I have ever heard a client say”, Context, June 2012
Опубликовано с разрешения автора.


Клиенты бывают необыкновенными. Не перестану об этом говорить! Каждый раз, когда меня просят написать о моей работе терапевта, я всегда испытываю радость и, одновременно, некоторое беспокойство. Это беспокойство исходит из постоянного желания ясно выразить свои мысли и при этом передать то восхищение, которое я испытываю в работе с клиентами. В данной статье я постараюсь описать и то, и другое.


Узнав об ориентированном на решение подходе, я практически сразу задумался и продолжаю думать о том, как ориентированная на решение беседа работает в терапии пар. Большинство моих клиентов – это пары, и в последнее время я много пишу и обучаю практиков тому, как ориентированный на решение подход может применяться в их работе с парами. До того, как я обучился подходу, я совсем этим не интересовался, если не сказать больше – я испытывал отвращение к работе с парами. Я проходил стажировку в государственной клинике психического здоровья, где большинство клиентов приходили ко мне по направлению от моего супервизора. Узнав, что меня ожидает еще одна партия клиентов, я тайно надеялся: «Только бы не пары!». Однако когда я начал работать в ориентированном на решение подходе, все чудесным образом изменилось. Оказалось, что в этом подходе много работающих идей, и он хорошо подходит к терапии пар. С этого момента я начал работать главным образом с такими клиентами и со временем все более убеждался, что в полезности этого способа.

Вначале я был достаточно скептичен по отношению к подходу. Он казался слишком простым, и я все время ловил себя на мысли: «Не может быть, что все так легко!» Я обучался проблемно-ориентированным подходам в психотерапии, так что, узнав о способе мышления, который не касался понимания и разгадывания проблем, я засомневался. Сегодня я полагаю, что именно благодаря клиентам, приходившим ко мне в течение многих лет, я научился верить в этот процесс, доверять их ресурсам и навыкам, и не слишком полагаться на свои собственные. Тогда это оказалось для меня настоящей революцией. Это же одновременно делает ориентированную на решение практику сложной: она требует высокого уровня дисциплины от терапевта – он должен неуклонно использовать язык, соответствующий построению решения, и не возвращаться к традиционной беседе, ориентированной на проблему. Как мне кажется, это особенно сложно, когда мы работаем с парами. И поскольку мне помогли те, с кем я работал все эти годы, то и я хотел бы поделиться с вами историей клиентов, чтобы продемонстрировать, как этот подход может быть использован в работе с парами. Эти клиенты повлияли на меня – из-за того, как проходили наши сессии, а также из-за произошедшего спустя месяцы после того, как мы встретились.

Вступление

Я впервые услышал о Дэвиде и Нэнси, когда другие клиенты, с которыми я работал, упомянули, что у них есть друзья, заинтересованные в визите ко мне. Меня предупредили, что проблемы у них уже много лет, и что Нэнси так сильно злилась на Дэвида за «что-то», что постоянно ругала и обзывала его, даже перед детьми. Эти клиенты, ходившие ко мне, взяли у меня визитку, чтобы передать ее друзьям, и ушли. Через несколько дней Нэнси позвонила мне по рекомендации, и мы назначили встречу с ней и ее супругом. С приближением этой встречи мне все больше не терпелось начать работу с ними. Я обычно очень радуюсь работе с новыми клиентами, но в описании этой пары было что-то, что особенно меня заинтересовало. Однако в день сессии Нэнси позвонила мне и отменила встречу. Потому что «она ненавидела своего мужа, и не было никакого смысла в этой встрече - он и так не способен ни на что». При всем моем разочаровании поделать я ничего не мог и решил, что больше никогда о них не услышу. Хорошо, что я ошибался.
Несколько месяцев спустя Нэнси перезвонила мне и назначила другую встречу для себя с мужем - она хотела уйти от него и развестись, однако дала обещание супругу, что не будет этого делать, пока они вместе не сходят к консультанту, и не хотела это обещание нарушать. Помню, что по телефону она показалась взволнованной, и тогда я понял, что в этот раз наша встреча состоится. Я ничего не знал о причине проблем в их браке, но в ходе тех немногих телефонных бесед, что у нас были, Нэнси ясно дала понять, что ее брак и ее муж очень ее расстраивали.

Первая сессия

Впервые я встретился с парой в комнате ожидания. Как обычно с клиентами, я вышел, чтобы представиться, и понял, что они недавно ссорились. Будучи единственными людьми в комнате, Дэвид и Нэнси сидели в противоположных углах двух диванов, словно бы боксеры в ожидании сигнала, чтобы начать бой. Я пригласил их последовать за мной в кабинет, и после неловкой паузы они приняли мое приглашение и последовали за мной.
Определение направления терапии. Я предлагаю рассматривать начало сессии как процесс определения направления, а не целей. Мне кажется, что это больше согласуется с природой ориентированного на решение процесса. Поскольку чуть позже мы посвятим время описанию предпочитаемого будущего, мне кажется полезным рассматривать это будущее как реалистичное направление. Нэнси и Дэвиду, чтобы сразу же начать устанавливать направление, я задал такой вопрос: «Какие изменения Вы бы хотели увидеть в Ваших отношениях в качестве результата Ваших визитов ко мне?» Пара выглядела сбитой с толку, вероятно, они не ожидали, что первый вопрос будет таким. Сначала ответила Нэнси, и в первую очередь она сказала, что хочет быть счастливой. Нэнси пояснила, что несчастна она, потому что ее муж превратился в «неудачника». Несколько минут в грубых выражениях она рассказывала, как Дэвид набрал много лишнего веса и ушел в депрессию, после того как его бизнес развалился. Дэвид сидел молча, а Нэнси продолжала объяснять, что бизнес прогорел исключительно по вине Дэвида, и если бы он был достаточно умен, то мог бы это предотвратить. Слушая ее, я сконцентрировался на том, что ответ на мой первоначальный вопрос получен - она хотела быть счастливой. Очевидно, что она была разочарована в муже, и конечно, эта информация была важна, но важнее был тот факт, что она ответила на мой вопрос и внесла свой вклад в направление терапии. Она хотела быть счастливой. Ответ Дэвида звучал гораздо мягче, но он также сказал, что хотел бы быть счастливым. Дэвид подтвердил, что Нэнси права: он набрал лишний вес, а развал его бизнеса – одно из худших событий, когда-либо с ним случавшихся. Дэвид сказал, что ему тоже кажется, что у него депрессия, но не по той причине, которую озвучила Нэнси. По его мнению, депрессия была связана с тем, что он подвел семью, и что из-за этого его жене пришлось незаслуженно испытать финансовые трудности. Было грустно слышать, что эта семья переживает такие трудности, но я был рад, что они оба ответили на мой вопрос и оба внесли свой вклад в определение направления сессии к общей цели. Они оба хотели стать счастливыми. Кажется, что все это просто и очевидно в терапии, но очень важно, чтобы клиенты проговаривали это сами - тогда направление становится ясным, и терапевт получает больше уверенности в том, что он работает для достижения чего-то важного для них обоих.

Установление связи с парой. После определения направления, важно выстроить связь с парой. Это происходит благодаря процессу, который я называю «медовый месяц терапии». Я считаю, что отношения между терапевтом и клиентом/клиентами – важная часть терапевтического процесса во всех формах терапии, но особенно – в ориентированной на решение терапии. Дэвида и Нэнси я спросил: «Нормально ли будет, если мы вернемся к счастью чуть позже, а сейчас просто потратим некоторое время на знакомство друг с другом?» Они согласились, и мы отложили терапию и начали просто узнавать друг о друга. На этом этапе сессии я упорно работаю - я слушаю клиентов и узнаю о них самое важное, я обращаю внимание на то, что указывает мне на их сильные стороны, ресурсы, достижения и успехи. Я подмечаю то, что может быть использовано для построения решений во время сессий. У этого процесса есть важный эффект – во время нашего знакомства с парами что-то происходит. Часто в терапии пар один или оба человека испытывают много боли, и либо один, либо оба уже думают о расторжении брака. То же было и в случае Дэвида и Нэнси, но работать в терапии с клиентами, охваченными проблемным состоянием, очень сложно, если вообще возможно.
Этап установления связи способствует изменениям; «сдвиг» - наверное, лучшее название для происходящего. Что мне больше всего нравится в ориентированном на решении подходе – это предположение, что каждая пара, приходящая к терапевту, в каком-то отношении, уже мотивированна на участие в процессе. Конечно, как это видно в случае Дэвида и Нэнси, они могут не использовать язык, прямо указывающий нам на то, что они мотивированны на изменения. Но я предпочитаю продолжать думать, что они мотивированы, и пользуюсь теми словами, которые обращают внимание, в первую очередь, именно на эту мотивацию. Например, я спросил Дэвида и Нэнси об их первой встрече, и это мгновенно изменило направление терапии. До этого момента разговор был очень напряженным, Нэнси очевидно была расстроенной, а Дэвиду было больно. Когда я спросил их, как они встретились, все тотчас поменялось. Они оба улыбнулись и рассказали мне очень романтичную историю.

Дэвид был одним из самых успешных гинекологов в округе, а Нэнси была талантливой бизнес-леди, занимавшейся продажами в местной технологической компании. Они встретились на Дне рождения общего приятеля. На мой вопрос, кто первый кого заметил, Нэнси быстро ответила, что это была она. Нэнси вспомнила, что когда Дэвид зашел в комнату, он выглядел как рок-звезда, красивый и подтянутый, и все словно бы хотели постоять рядом с ним – а она не могла отвести от него глаз. Пока она рассказывала эту историю, я обратил внимание на Дэвида, который к этому моменту расплакался. Он сказал, что впервые за много лет услышал, как Нэнси говорит что-то хорошее о нем. В ответ она пододвинулась к нему и положила руку на его колено - так они и сидели до конца сессии. Дэвид рассказал, что тоже заметил Нэнси – она была красивее всех в комнате. В этот вечер их общий приятель представил их друг другу, но они только перебросились парой слов. Дэвид признался, что потом спросил у приятеля, где работала Нэнси, и уже на следующий день пошел к ней в офис, чтобы обсудить товары, которыми она торговала. Именно так начались и их отношения, и тех пор они были неразлучны. К этому моменту сессии атмосфера очень изменилась. Они уже не были напряженными, и гнетущее настроение, которое было за несколько секунд до этого, улетучилось. Я услышал об их сильных сторонах и успехах, о которых я не мог услышать, если бы мы не потратили эти несколько минут на связь друг с другом. Я узнал, что у Нэнси была очень уверена в Дэвиде, я также узнал, что, несмотря на то, что Дэвид и потерял свой бизнес, сейчас он процветал в новой сфере, хотя и ненавидел это дело. Эти две новости оказались очень важными, хотя я не осознавал этого в тот момент - я просто запомнил эту информацию как доказательство присутствия сильных сторон и продолжил работу.

Описание предпочитаемого будущего. «Представьте себе, что сегодня ночью, пока вы спали, произошло чудо, разрешившее все проблемы, которые у вас есть сейчас, и в итоге вы стали счастливыми. Когда вы проснулись после этого чуда, что первое бы вы заметили, что дало бы вам понять, что что-то поменялось?» Я употребил слово «счастливый», поскольку именно этого, по словам пары, они хотели достичь. Если бы они использовали какие-то другие слова или фразы относительно желаемых изменений, то я бы использовал их. Дэвид отметил, что первое, что он бы заметил – что Нэнси была бы добра к нему. Когда я спросил, как бы это выглядело (для более детального описания) он объяснил, что она больше бы к нему прикасалась и говорила бы приятные слова. «Доброе утро» или «Хорошего дня» - эти приятные слова он бы заметил. Нэнси сказала, что она увидела бы, что Дэвид уверен и счастлив. Когда я спросил, как бы это выглядело (опять же для деталей), она сказала, что у него была бы другая походка, он бы говорил гордо и звучал бы более уверенным в себе. По ходу беседы каждый продолжил рассказывать, как бы выглядело это будущее, с использованием множества деталей и описаний. Чем больше деталей появлялась, тем более ближе оказывалась пара друг к другу в сессии. Язык, который они использовали сменился - с резкого и грубого на язык надежды и комплиментов. Даже то, как они сидели, изменилось. Теперь они были ближе и расположились так, что их ноги были направлены друг к другу.

Шкалирующие вопросы. После получения детального описания счастливого будущего (снова, я использую слово «счастливый», а не какое-то другое – ведь это то, чего хотели клиенты), мы смогли увидеть как близко и как далеко сейчас находится эта пара от своих желаний. «На шкале от нуля до десяти, где десять – это будущее, в котором у вас абсолютное счастье, а ноль – место где нет счастья совсем, где вы сегодня?» Дэвид дал неожиданный ответ, что-то, что я редко слышал от пар. Он сказал «Вы имеете в виду до сессии или сейчас?» Я сказал, что мне интересно оба ответа, поскольку его вопрос заставил меня думать, что разница есть. Он сказал: « Я думаю, мы были на нуле, когда пришли, но после того, как я услышал, как она говорит обо мне позитивно и описывает наше совместное будущее, я думаю что мы на самом деле ближе к четырем или пяти». Нэнси согласилась с оценкой Дэвида и добавила, что после этой беседы она почувствовала себя лучше и была очень этим удивлена. «Поскольку идеальных отношений не бывает, на какой точке шкалы вы хотели бы оказаться на момент окончания терапии?» Каждый из них сказал, что им было бы достаточно добраться до восьмерки.

Обратная связь и предложения после перерыва. Мой офис не очень большой, в нем есть как раз место для семьи, моего стула и стола. В этот момент сессии, я обычно беру перерыв, поворачиваюсь к столу и набрасываю несколько заметок на бумаге, которую я держу в столе. Так я и сделал в работе с Дэвидом и Нэнси. Я стал перечислять все сильные стороны и ресурсы, которые я заметил в ходе сессии. Я вспомнил все исключения из проблемы, о которых упоминалось. После некоторого времени я вернулся назад к паре и зачитал свои записи. Я сказал Нэнси, что я восхищен тем, как ей удалось сохранить какие-то надежды, чтобы прийти к терапевту, хотя она была очень расстроена тем, как все шло. Я также сказал, что ей, кажется, хорошо удается демонстрировать свои эмоции мужу. Сначала она не была им довольна и четно продемонстрировала это, но с ходом беседы, она ясно обозначила и позитивные изменения в отношении к нему. Меня это действительно потрясло. Я сказал Дэвиду, что он наверное очень способный человек, поскольку он не столько получил степень, но и построил удачный бизнес. Я также был восхищен тем, что после закрытия бизнеса, он каким-то образом смог добиться успеха в новой карьере. Я спросил, как ему это удалось, даже если свою новую работу он ненавидел. Дэвид тогда сказал потрясающую вещь, и я почувствовал, что сидеть рядом с этой парой для меня - честь. Дэвид сказал, что каждый день когда он едет на работу, он задерживается в машине на минуту и говорит себе: «Чтобы не ждало меня в этом офисе, это не может быть хуже, чем жизнь, когда мне нечем платить по счетам моей семьи». Очевидно, ему было очень тяжело, и он плакал, когда говорил об этом. Нэнси тоже была вся в слезах. Я спросил, надо ли договориться о следующей встрече, и мы договорились встретиться снова через две недели. Тем временем, я попросил их замечать, что будет становиться лучше между двумя этими встречами.

Последующая сессия

Когда пришел момент второй сессии, мне очень хотелось узнать, что происходило между Дэвидом и Нэнси. Я чувствовал, что первая сессия прошла хорошо, но никогда не можешь быть уверенным наверняка, пока пара не расскажет о своем прогрессе. Когда я увидел их в холле, мне стало очевидно, что что-то поменялось: они сидели близко друг другу и смеялись. В офисе я спросил: «Ну, что же стало лучше?» «Все», - воскликнули они. Мы в деталях обсудили их прогресс, каждый перечислил несколько изменений. К Дэвиду вернулась уверенность, и Нэнси уже не говорила ему обидные вещи перед детьми. Деталей становилось больше и больше. Когда я спросил, как они достигли таких изменений, Нэнси дала очень короткое объяснение. Она сказала, что забыла, как она относилась к Дэвиду тогда, когда у него было много уверенности в себе, и она скучала по той предыдущей себе. Она позволила своему страху и боли диктовать ей, как вести себя с мужем, и никогда не думала, как это поведение влияло на него. Дэвид объяснил, что так давно не слышал, как Нэнси говорит с ним добро и нежно, и что это стало словно бы толчком для его уверенности. И снова мне стало любопытно услышать детали этого прогресса, и вся сессия оказалась полностью посвящена обсуждению составных частей этих изменений. Мы определили большие, очевидные изменения, например, что в их жизни стало больше интимности, и небольшие, менее заметные изменения, например, что один из детей стал больше времени проводить с семьей, а не сидел в своей комнате, что ранее было нормой. В конце сессии пара сказала, что они не уверены, что им нужны еще встречи, и удивились, когда я с ними согласился. Я пожелал им удачи, и они ушли

Что происходило потом, и несколько слов в заключение


Ближе к концу статьи, мне хочется надеяться, что я добился своей цели - рассказал историю ясно и уважительно по отношению к Дэвиду и Нэнси. Это действительно особенные люди, и я благодарен им и другим парам, с которыми я работаю. Это они показали мне, каким полезным может быть ориентированный на решение подход. Как я заметил ранее, этот подход всегда казался мне здравым, но я просто не мог поверить, что все может быть так просто. Как вы видите из моей беседы с парой, все это может показаться простым. Я не рождал никаких выдающихся предположений или откровенных инсайтов об их проблемах. Мы просто сфокусировались на том, где они хотели бы быть в будущем. Только и всего. Через шесть месяцев Дэвид позвонил мне и попросил, чтобы я назначил ему еще одну встречу с женой. Я не был уверен, зачем – продолжила ли их жизнь улучшаться или нет. Но я надеялся, они решили прийти не потому, что им не удалось поддержать изменения. Оказалось, что все продолжило быть хорошо. Они пришли на сессию, чтобы поблагодарить меня за помощь. Все изменилось настолько, что Дэвид решил открыть новый бизнес, а Нэнси при этом была в нем полностью уверена. Я был потрясен, и в дальнейшем часто вспоминал о мощной простоте этого подхода, простоте, над которой вам упорно необходимо работать до конца карьеры и все время поддерживать ее.

Комментариев нет:

Отправить комментарий