09 апреля 2013

"Секреты Инсу Ким Берг" / часть 1

Автор: Инсу Ким Берг

Превращаем обычное в выдающееся – «Как Вам удается?»

Многие из тех, кто наблюдал меня за работой, удивляются, что я так часто говорю клиентам «Ух ты!» (ориг.Wow! – прим. перев). Один даже подсчитал – я сказала это 25 раз за часовую сессию! Я сама удивилась. Конечно, я не обращала на это внимания, пока люди не стали над этим подшучивать – и не могу сказать, чтобы мне было обидно.

Когда слышишь, как клиент готов спрятаться под одеяло с головой и весь день не вставать с постели, но в последний момент всё-таки находит в себе силы и поднимается – нельзя не восхищаться. Вы только представьте, как должно быть  тяжело и страшно вылезать из кровати, если не видишь в этом ни малейшего смысла. Большинство из нас не придает этому действию особого значения – мы просто всегда так делаем. Ночь прошла, мы выспались, нет причины не вставать. Человека вроде меня – энергичного, любящего работу, обожающего состояние, когда дела сделаны – трудно представить себе в постели днем, если он, конечно, не болен.

Разница поражает и позволяет нам вообразить, как, должно быть, тяжела жизнь того, кто боится вставать по утрам и начинать ещё один день – это жизнь человека, который чувствует себя приговоренным к каторге до того, как он вообще родился. Легче всего было бы сдаться и сказать – «чего мучиться!». Но многие матери заставляют себя подняться и заботиться о детях, потому что они нужны детям. Многие продолжают жить и делать обычные дела, несмотря на невообразимой тяжести трагедию, страдания и ощущение безнадёжности.

Мы должны отдавать должное тем, кто этого заслуживает – и даже более того. Оценив выдающиеся усилия, которых от неё требует забота о детях, эта потрепанная, растерянная, находящаяся в депрессии мама делает лучшее из того, что может делать как мама. Она самоотверженна, и этого нельзя не отметить. И тут ведь правда, не так уж трудно восхититься и выразить это – «Ух ты!», ни больше, ни меньше!

Когда мы реагируем так непосредственно и восторженно, люди видят себя в новом свете. Небольшое, обыденное усилие может и вправду даваться им непросто, а нам не трудно воскликнуть – «Ух ты!».

Поверить, чтобы увидеть

Меня часто спрашивают об упорстве, с которым я «вожусь» с клиентами, хотя они кажутся безнадежными: клиенты с застарелыми зависимостями, из семей, где поколение за поколением продолжалось домашнее насилие, больные с психиатрическим диагнозом – как видеть перспективы терапии в таком клубке проблем, диагнозов и безнадежности? Просто.

Некоторые люди называли мой стиль терапии «бульдожьим», представьте себе! Но я горжусь таким сравнением, не по злобе, а потому что оно отражает желание не сдаваться и быть с клиентом, пока мы не найдем его силу, его ресурс, исключения в его собственной жизни – в большинстве случаев мы найдём, на что можно опереться.

Некоторым кажется, что, коль скоро принципы SFBT такие простые, проводить терапию этим методом очень просто. Но терапевту приходится прилагать очень большие усилия для того, чтобы просто продолжать работать и не отказываться от «безнадежного» клиента. Требуется особенно много усилий, когда и сам терапевт не верит в наличие у клиентка ресурсов и способности решить проблему своими силами.

Откуда берётся мой упорство и способность заниматься проблемой, как бульдог косточкой? Она происходит из уверенности, из абсолютной уверенности в том, что раз человек дожил до сегодняшнего дня, он уж наверняка знает, как продвинуться ещё чуть-чуть дальше. У многих клиентов есть способности и возможности, просто они больше в них не верят. Если вы их не видите, легко опустить руки.

Чтобы работать с людьми, мы начинаем с определенных допущений и убеждений в том, чем люди обладают. К сожалению, я уверена, что многие специалисты не очень отдают себе отчет в том, во что они верят. Но определенные убеждения насчет людей привели вас в эту профессию. Осознаем мы их или нет, но эти убеждения пронизывают наши отношения с клиентом и проявляются незаметно или заметно.

Конечно, когда вы начинаете сживаться с этой идеей, вы начинаете замечать её правоту во всем – и тогда чем больше вы видите, тем сильнее ваша уверенность, и так далее.

О пользе языка

Поскольку язык – единственное средство, которым мы пользуемся в работе с людьми, вне зависимости от того, кем мы работаем – важно иметь простые, но эффективные языковые средства, которые можно пускать в ход  в нужный момент. Помимо обычных средств терапии, ориентированной на решение, которыми она славится, одно из самых полезных – начинать фразу со слов:

«Должно быть, у Вас есть причина, чтобы…»

Когда вас захлестывает желание прочитать лекцию и из самых лучших побуждений объяснить, наконец, клиенту (не просившему нас об этом), как ему следует поступать и жить – остановитесь до того, как  с языка сорвутся привычные нравоучения. Начните следующую фразу со слов «Должно быть, у вас есть причины, чтобы… (пить слишком много, впадать в бешенство, бить ребенка, желать убить себя), а затем внимательно слушайте, что вам ответят.

Мой опыт говорит, что для некоторых очень толковых и восприимчивых клиентов это срабатывает сразу – с ними случается приступ хохота или они говорят что-то вроде «Да нет, но я и правда пью слишком много», и дальше сами говорят, что надо было бы сделать, чтобы исправить положение. Нам, конечно, это очень облегчает работу – надо только следовать за ходом мысли и предлагать – «А как вы думаете, не попробовать ли для начала то-то?»

Некоторые клиенты уже имеют богатый опыт поучений, что им делать, и научились автоматических защищаться от них целыми списками причин (или того, что другие называют «отговорками»). Важно внимательно из выслушать и продолжать выспрашивать – нет ли ещё причин. Обычно клиенты немедленно выдают пять-шесть «уважительных причин», а потом начинают повторяться. Если их терпеливо и внимательно слушать, до них доходит, что вы не собираетесь делать выговор, уговаривать и требовать от них изменений. Многие в конце говорят: «Вообще-то, знаете, я много пью». Когда клиент дошел до этой точки – с ним можно обсуждать те вещи, которые могли бы привели к решению.

Предпосылка, которая стоит за фразой «у Вас, наверное, есть причина», решительно отличается от обычного подхода к решению проблемы через уяснения, в чем она заключается. Послание, кроющееся за этой фразой – Вы производите впечатление разумного человека с хорошей развитой способностью разбираться в происходящем. Следовательно, должна быть разумная причина, которая объясняет Ваше поведение; мне хотелось бы знать, какая – возможно, я сам об этом не подумал. Это не только хорошая демонстрация нашего принципа «не-знания», вне зависимости от того, с какой проблемой мы сталкиваемся; сказав это, терапевт должен быть последователен и быть готовым услышать хороший ответ.

Конечно, клиенты принимают вызов и подходят к своей проблеме более вдумчиво. Это хорошее противоядие от профессионального выгорания и ощущения беспомощности с клиентами, которых описывают как «сопротивляющихся».

Пример из практики: найти работу

Я консультировала программу социальной адаптации подростков, в ходе которой они должны были выходить в самостоятельную жизнь после детского дома, патронатной семьи и т.д. Годам к 17 таких молодых людей поощряют к экономической независимости и умению управляться ос своими финансами. Как и большинство подростков, они должны освоить умение найти работу и удержаться на неё; обычно начинают с работы. не требующей квалификации.

Один из соцработников не мог справиться с семнадцатилетним Тревисом, который всё обещал и обещал начать искать работу. Мальчик был полон идей насчет того, куда обратиться и что надо сделать, чтобы устроиться. Сначала соцработник был очень воодушевлен, от души поддерживал Тревиса и каждую неделю ждал рассказа о том, сколько анкет он заполнил. Однако каждую неделю Тревис рассказывал историю за историей о том, как он почти пошел устраиваться, но так и не дошел ни до центра занятости, ни до офиса какой-нибудь сети ресторанов быстрого питания.

У Тревиса было много причин (отговорок), объясняющих такое положение вещей. Соцработник очень расстраивался, так как было очевидно, что Тревис и не пытался ничего сделать, чтобы получить работу. Тревис умел читать и писать, вечно жаловался, что ему не на что купить тот или иной диск; ему нравилась фирменная одежда и обувь; он любил ходить в кино, но всегда сетовал, что у него мало денег.

Я спросила соцработника, что, по его мнению, Тревис ответил бы, если бы ему сказали  «Наверное, ты не просто так не ищешь работу, Тревис. Расскажи, какие у тебя причины?» соцработник ответил, что ему бы такой вопрос в голову не пришел, но спросить об этом – хорошая идея, хотя бы потому, что все другие средства уже исчерпаны.

Я забыла об этом разговоре, пока на следующей консультации не увидела широко улыбающегося соцработника. Он хотел рассказать мне и группе новости о Тревисе. Дело было так: во время очередной еженедельной встречи он сказал Тревису: «Тревис, похоже, я на тебя слишком давил с поисками работы – наверное, есть какая-то серьезная причина, чтобы так до сих пор и не заняться поисками работы. Расскажи мне о них, чтобы я больше не спрашивал». Стоило этим словами слететь с его губ, Тревис ответил, «Да на самом деле нет никаких серьезных причин не искать работу, думаю, мне просто лень». Соцработник очень удивился и принял мудрое решение не развивать тему. Конечно, через две недели Тревис устроился куда-то жарить гамбургеры.

Не позволять подопечным, подчиненным, клиентам и даже собственным детям опускаться до положения оправдывающегося - наиболее уважительная, воодушевляющая и поддерживающая позиция, которую мы можем занять. Такой подход очень хорошо работает в случаях надоевших, повторяющихся проблем, где обмен обвинениями и оправданиями оказывается бессмысленным.

Комментариев нет:

Отправить комментарий